02.07.2024       122

Об обратной силе уголовно-процессуального закона


Статья опубликована на информационном портале Адвокатская газета выпуск № 12 (413) 16-30 июня 2024 года.


В статье рассматривается ситуация, когда дополнительная ответственность введена уголовно-процессуальным законом. В частности, в ст. 132 УПК РФ в 2021 г. внесены изменения, согласно которым появилась возможность взыскания процессуальных издержек не только с осужденных, но и с лиц, уголовное дело или уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, не дающим права на реабилитацию. Приведен пример конкретного уголовного дела. Сделан вывод, что любое лицо, признанное потерпевшим, в случаях, когда уголовное дело или уголовное преследование было когда-либо прекращено по основаниям, не дающим права на реабилитацию, вправе обратиться в суд за взысканием не распределенных ранее процессуальных издержек за счет федерального бюджета.

Всем известно требование ст. 54 Конституции РФ о том, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Однако, как быть в тех ситуациях, когда дополнительная ответственность введена не уголовным, а уголовно-процессуальным законом? Интересный случай произошел недавно в судебной практике Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила Свердловской области.

Обстоятельства дела следующие. М. А. Н., П. К. В., М. А. В. обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ.

29 октября 2019 г. Постановлением Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила Свердловской области уголовное дело в отношении М. А. Н., П. К. В., М. А. В. прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

4 марта 2020 г. Свердловский областной суд оставил постановление суда первой инстанции без изменения.

17 февраля 2021 г. Судебной коллегией по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции постановления судов первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.

Однако на этом злоключения лиц, освобожденных от уголовной ответственности, не закончились.

После вынесения судебных актов всеми инстанциями Федеральным законом от 30 апреля 2021 г. № 111-ФЗ (далее – Закон № 111-ФЗ) в ст. 132 УПК РФ внесены изменения, согласно которым появилась возможность взыскания процессуальных издержек не только с осужденных, но и с лиц, уголовное дело или уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, не дающим права на реабилитацию. В то время как предыдущая редакция ч. 1 ст. 132 УПК РФ, действовавшая во время вынесения судебных актов судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, допускала взыскание процессуальных издержек исключительно с осужденных.

В октябре 2022 г., руководствуясь вступившими в УПК РФ изменениями, потерпевший обратился в районный суд с заявлением о взыскании процессуальных издержек с лиц, в отношении которых уголовное дело прекращено по основаниям, не дающим права на реабилитацию, то есть с М. А. Н., П. К. В., М. А. В.

В обоснование заявления о взыскании процессуальных издержек представитель потерпевшего ссылался на новую редакцию ст. 132 УПК РФ и указал, что понесенные процессуальные издержки должны взыскиваться с названных лиц в равных долях, с учетом требований ст. 4 УПК РФ.

Суд первой инстанции, очевидно, руководствуясь принципом «и волки сыты, и овцы целы», удовлетворил заявление потерпевшего частично. В резолютивной части решения суд постановил: возместить процессуальные издержки за счет средств федерального бюджета (в заявлении потерпевшего не было ни слова о взыскании издержек за счет средств федерального бюджета). Следующим пунктом суд постановил взыскать в доход федерального бюджета денежные средства, связанные с выплатой процессуальных издержек М. А. Н., П. К. В., М. А. В.

Кроме того, в мотивировочной части постановления суда было указано следующее: согласно ст. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом. Уголовно-процессуальный закон не содержит норм, устанавливающих пресекательные сроки обращения потерпевшего с заявлением о выплате процессуальных издержек после вступления итогового судебного решения по уголовному делу в законную силу.

Суд апелляционной инстанции оставил постановление суда первой инстанции без изменения, согласившись с судом первой инстанции и дополнительно отметив следующее: в соответствии с ч. 1 ст. 131 УПК РФ процессуальные издержки (в том числе суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего – п. 1.1 ч. 2 указанной статьи), относятся к процессуальным издержкам, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. Внесение Законом № 111-ФЗ дополнений в ч. 1 ст. 132 УПК РФ путем указания на возможность взыскания процессуальных издержек с лиц, уголовное дело в отношении которых прекращено по нереабилитирующим основаниям, направлено на приведение положений ст. 131 и 132 УПК РФ в соответствие друг с другом.

Также суд апелляционной инстанции сослался на ст. 4 УПК РФ и указал, что Законом № 111-ФЗ не предусмотрено, что вступившие изменения применяются исключительно к правоотношениям, возникшим после вступления Закона № 111-ФЗ в законную силу.

Сторона защиты М. А. Н. обратилась в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой. Кассационная жалоба основывалась прежде всего на положениях Конституции РФ в части невозможности применения закона, ухудшающего положение лица. Новая редакция ст. 132 УПК РФ, предусматривающая возможность взыскания судебных издержек, фактически вводит дополнительные негативные последствия, о которых ни М. А. Н., ни П. К. В., ни М. А. В. не знали и не могли предполагать в момент, когда соглашались на прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. В ходе предварительного следствия и при рассмотрении дела в суде первой инстанции М. А. Н. не признавал вину в преступлении и соглашался на прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности, в том числе и в связи с тем, что с него не будут взысканы процессуальные издержки. Постановление о прекращении уголовного преследования и уголовного дела было обжаловано потерпевшим в судах апелляционной и кассационной инстанций и вступило в законную силу без изменений. Также защитой было указано, что все правовые последствия, связанные с производством по уголовному делу для М. А. Н., П. К. В., М. А. В., прекратились после вступления постановления Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила о прекращении уголовного преследования в законную силу, то есть задолго до внесения изменений в ст. 132 УПК РФ.

Судья Седьмой кассационной инстанции общей юрисдикции установил основания для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

18 апреля 2024 г. суд кассационной инстанции рассмотрел жалобу и вынес довольно интересное постановление с точки зрения возможной судебной перспективы взыскания потерпевшими процессуальных издержек с федерального бюджета в тех случаях, когда уголовные дела прекращались по нереабилитирующим основаниям. Итак, Седьмой кассационный суд общей юрисдикции отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций в части взыскания процессуальных издержек с М. А. Н. и указал следующее: «Расходы потерпевшего по оплате услуг представителя подлежат возмещению федеральным бюджетом с возможным последующим взысканием этих процессуальных издержек с участников уголовного судопроизводства в доход государства. Взыскание процессуальных издержек напрямую с участников уголовного судопроизводства, а не из средств федерального бюджета, противоречит требованиям закона… Разрешение вопроса о распределении процессуальных издержек, имевших место на момент принятия решения о прекращении уголовного дела – 29 октября 2019 года, не исключает разрешение в порядке исполнения приговора вопроса о взыскании тех процессуальных издержек, которые ранее заявлены не были…Вместе с тем, принимая решение о взыскании процессуальных издержек с М.А.Н., суд первой инстанции оставил без внимания, что указанные нормы УПК РФ не должны интерпретироваться в отрыве от принципиальных положений, закрепленных в ст. 54 Конституции РФ, имеющих межотраслевое значение».

То есть, с одной стороны, суд кассационной инстанции согласился с мнением нижестоящих судов о том, что отсутствуют какие-либо пресекательные сроки для взыскания процессуальных издержек, но, с другой – судом сделан вывод о том, что взыскание процессуальных издержек с лиц, в отношении которых уголовное дело или уголовное преследование прекращено по основаниям, не дающим права на реабилитацию, до вступления изменений в ст. 132 УПК РФ противоречит ст. 54 Конституции РФ. Вместе с тем взыскание потерпевшим этих же издержек с федерального бюджета соответствует требованиям УПК РФ.

Данный пример судебной практики интересен тем, что несмотря на то что положение ст. 4 УПК РФ и предусматривает, что применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, важно понимать, что данная норма не может вступать в противоречие с положениями ст. 54 Конституции РФ о невозможности применения закона, ухудшившего тем или иным образом положение лица, совершившего правонарушение до вступления такого закона в силу. В тех случаях, когда возникает вопрос о взыскании процессуальных издержек с федерального бюджета, подлежит применению ст. 4 УПК РФ, предусматривающая, что при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено УПК РФ.

Таким образом, если основываться на данном примере судебной практики, любое лицо, признанное потерпевшим, в случаях, когда уголовное дело или уголовное преследование было когда-либо прекращен по основаниям, не дающим права на реабилитацию, вправе обратиться в суд за взысканием не распределенных ранее процессуальных издержек за счет федерального бюджета.

 

 



В список